GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Армянская тень Саакашвили
Автор: Рубен Грдзелян
Адрес страницы: http://arabeski.globalrus.ru/comments/163686/
Армянская тень Саакашвили

Арам Саркисян хочет стать президентом Армении

Израсходовав словарный запас на очередном этапе разоблачения несостоятельности действующих властей – на этот раз в рамках темы фальсификации референдума по внесению изменений в Конституцию, - армянская оппозиция несколько поостыла. Это связано не столько с отсутствием рабочего материала для лепки революционных настроений, сколько с началом этапа формирования политического поля к предстоящим в 2007-м парламентским выборам, итог которых определит расклад политических сил к президентским выборам (2008). На фоне формирования в провластной экосреде новых партий наиболее радикальная часть оппозиции пытается пока определить свою дальнейшую тактику поведения в борьбе за власть.

Консолидация в блоке ряда прозападных партий, которая находится на уровне устных договоренностей ее лидеров, затягивается. И поскольку пока неизвестно, в каком формате и на каких условиях они сольются в единое целое, прогнозировать судьбу блока не будем. Отметим лишь то, что в случае создания подобного блока в Армении впервые появится политическая сила откровенно прозападного толка. И остановимся на фигуре одного из возможных ее лидеров – председателе партии «Республика», Араме Завеновиче Саркисяне.

Что отличает 43-хлетнего инженера-строителя Саркисяна от его идейных коллег по цеху? В первую очередь, его неумеренная, переходящая временами в истерику, уличная (читай: революционная) тактика борьбы за кресло президента. То, что никогда не отличавшийся своим кругозором и политическим опытом Саркисян стал ярым поборником западных ценностей, отнюдь не вызвано его знакомством с трудами Адама Смита, глубокой экономией или знанием наизусть истории становления европейской демократии. Политическая позиция Саркисяна обусловлена двумя факторами. Во-первых, несмотря на умеренный спрос армянского общества в радикально прозападной силе (здесь мы подразумеваем полный отказ от пророссийской политики), в политическом поле страны более-менее серьезного предложения пока нет – и можно занять эту нишу. Тем более что выбор небогат – или прозападная, или пророссийская ориентация (не ориентироваться же на арабский мир). Во-вторых, ненависть к действующему президенту и нежелание видеть Роберта Седраковича в каком-либо качестве – ни в Армении, ни в Карабахе. Именно второе и мотивирует эмоционально-агрессивное поведение Саркисяна, что отличает его, к примеру, от таких западников, как Раффи Ованнисян или Ованес Ованнисян. Кстати, если кому-то за океаном и пригляделось что-либо в Саркисяне, то именно эта безудержная, вульгарная ненависть не к системе или политике, творимой действующим режимом, а к президенту и его окружению. Причем вероятность, что эта ненависть когда-либо упрется в нечто рациональное, стремится к нулю. В каком-то смысле Саркисян - это армянская тень Саакашвили. Но весьма бледная тень. На Западе его знают в лицо благодаря его иррациональной эмоциональности, но именно это качество стало причиной того, что в сентябре 2005 года ряды его партии покинули семеро из наиболее приверженных идеям «старой» «Республики» членов. По сути, неуместные надежды Арама Завеновича на Запад в деле смены действующего режима и стали поводом для раскола в партии. Несмотря на уже приобретенные на Украине атрибуты революции – оранжевые палатки, галстуки и чашки, Запад не стал лить воду на мельницу Саркисяна.

Кстати, собственно о «Республике». Насчитывающая 5000 партийцев (в основном члены общественно-политической организации Союз добровольцев «Еркапа» и бывшие члены ныне правящей Республиканской партии, вышедшие из ее рядов после гибели лидера РПА, премьер-министра Вазгена Саркисяна) «Республика», как и ряд иных однокалиберных с нею оппозиционных партий, имеет мало шансов самостоятельно преодолеть 5%-ный барьер. В том числе и этим обусловлено то, что не только в «Республике» осознают необходимость создания нового блока, у которого будет на порядок больше возможностей для получения депутатских мандатов. Какие партии войдут в новый блок пока неизвестно, но ясно одно: «Республика» не пойдет на следующие парламентские выборы в составе блока «Справедливость», благодаря которому она сейчас присутствует в парламенте. По достоверной информации, несмотря на свой радикализм, Саркисян уже попытался сойтись с представителями провластных партий. Однако пока безуспешно.

Сама по себе партия «Республика» не несет никаких оригинальных идей и не предлагает альтернативной социально-экономической программы по развитию страны. Сконцентрировавшись лишь на одной идее – отставке Роберта Кочаряна и критикуя его внешнюю и внутреннюю политику, - Саркисян не предлагает какой-либо внятной альтернативы. Не оригинален он и в отношении к карабахскому вопросу – как и для подавляющего большинства политических деятелей Армении для Саркисяна, при его разгромной критике политики Кочаряна в этом вопросе, Карабах не является разменной монетой в борьбе за власть. Однако любопытны отдельные сигналы Арама Завеновича явно не в адрес внутреннего пользователя. В частности, Саркисян ратует за сближение Армении с ее непосредственными соседями и активное развитие регионального сотрудничества. В принципе этот тезис и ныне стоит в списке внешнеполитических приоритетов Армении. Но если сегодня его реализация упирается в предусловия, выдвигаемые Армении ее соседями, то не совсем понятно как будет относиться к этим предусловиям сам Саркисян. В частности, в программе его партии дословно говорится: «Достичь мирного урегулирования карабахского конфликта путем развития регионального сотрудничества и на основе взаимных компромиссов». Из этого однозначно свидетельствует лишь одно – у «Республики» в случае реализации своей программы будет довольно широкое поле для маневра.

Перспектива президентских же амбиций Саркисяна, как, впрочем, и иных лидеров оппозиции, весьма туманна. Однако необходимо отметить, что он занимает третье место в хит-параде отечественных оппозиционных деятелей в борьбе за президентское кресло, уступая лишь политическому тяжеловесу Арташесу Гегамяну, да Раффи Ованнисяну.

Однако грузинский политический ландшафт в 2003 году выглядел едва ли не более гомогенным, скучным и унылым. Случившееся через год потрясло всех. Малоизвестный радикал и истерик стал президентом, и сегодня выступает в ООН, ПАСЕ и прочих "лучших домах". Так что зарекаться не стоит, стоит с интересом наблюдать. Несмотря на то, что по результатам различных опросов Арам Завенович Саркисян далеко не пользуется симпатиями и 10% общества, отметать саму возможность его президентства рановато.

Арабески Специальный проект GlobalRus.ru©2006.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.