GlobalRus.ru
Раздел: Комментарии
Имя документа: Мавр сделал свое дело
Автор: Андрей Грозин
Адрес страницы: http://arabeski.globalrus.ru/comments/163538/
Мавр сделал свое дело

Назарбаев превращается в английскую королеву

Накануне убийства Алтынбека Сарсенбаева автор написал статью о скором окончании «паузы» в межэлитной борьбе в Казахстане. Естественно, я не ожидал, что пауза эта окончится так скоро и так кроваво. Сейчас, даже абстрагировавшись от вопросов «кто убил?» и «почему?» уже можно сделать ряд выводов о происходящих внутри элиты страны «тектонических сдвигах».

Убийство видного казахского оппозиционера стало этапным событием в развитии схватки за политическое наследство действующего президента Нурсултана Назарбаева.

Очень похоже, что разворачивающийся в Казахстане скандал сильно напоминает «второе, улучшенное издание» межэлитной войны 2000-2001 годов, но еще более круто заваренное. Тогда большинство групп влияния Казахстана объединилось против «старшего зятя» президента, мужа старшей дочери Дариги Назарбаевой Рахата Алиева. Сделали это они вынужденно, буквально, «чтоб не пропасть по одиночке». «Демократическое наполнение» тогдашней борьбы кланов было, во многом, риторикой, данью требованиям времени. Ни для одного серьезного эксперта в Казахстане не было секретом, что основным содержанием тогдашней борьбы было противодействие большей части элит излишне усилившемуся и чрезвычайно амбициозному Рахату Мухтаровичу. Тогда его претензии на наследование высшей власти в стране выглядели очень убедительными. Настолько, что некоторые говорят о том, что имело место подготовка «дворцового переворота» «казахстанским сильным человеком». Алиев контролировал большинство всех силовых структур и, в первую очередь, Комитет национальной безопасности. МВД тогда, напротив, выступало против «комитетчиков» и «налоговиков». Возможности спецслужб Рахат использовал для нехитрого отъема собственности у конкурирующих групп и активного строительства своей бизнес-империи. Р. Алиев известен как очень жесткий человек, особо не стесняющий себя в средствах и методах. Поводов говорить о том, что репутация Алиева в элитах страны изменилась, нет. В его стиле - жесткая модель поведения по отношению к оппонентам, желание «нагнуть» соперника. В этом его отличие от среднего зятя Тимура Кулибаева, который предпочитает иcкать компромиссы.

В октябре прошлого года Рахат вернулся из дипломатической ссылки, в которой он пребывал с 2002 года. После возвращения Алиев занял пост вице-министра в МИД Казахстана. Нынешний министр Касымжомарт Токаев, мягко говоря, не считается очень уж влиятельной фигурой, поэтому большинство независимых экспертов в Казахстане считают, что настоящим руководителем внешнеполитического ведомства является «старший зять», а Касымжомарт Кемелевич ездит «по заграницам» и разъясняет иностранцам суть претензий РК на региональное лидерство, или, хотя бы, на пост Председателя ОБСЕ в 2009 году (автором этого смелого решения некоторые в МИД РК почему то называют Р. Алиева). Понятно, что нынешняя должность абсолютно не устраивает Рахата Мухтаровича, более тяготеющего к «силовым структурам».

Происходящее сейчас можно назвать попыткой «полноценной реставрации» Рахата, шагом к возвращению ранее утраченных позиции во власти, в бюрократии и, очевидно, в бизнесе.

Рахат сейчас неотделим от своей супруги – Дариги Нурсултановны. В настоящее время основным активом этого «дуумвирата» остаются медиаресурсы, в основном электронные, которые представлены весьма широко (с ходу можно назвать около десятка крупнейших в РК теле- и радиоканалов) и являются эффективным средством воздействия на электорат, а также контролируемая Даригой Назарбаевой партия «Асар» – довольно крупное и серьезно раскрученное (через те же СМИ) в последнее время объединение.

«Двойка» «людей с сильными характерами» оказала серьезное влияние на победу президента и, конечно же, рассчитывала, что после формирования нового правительства, которое состоялось в январе, они получат некоторые посты и расширят влияние в аппарате. Вышло, однако, иначе. По сути, «новое» правительство оказалось почти неотличимым от «старого». Пока, по большому счету, только МВД возглавляет Мухамеджанов - человек, давно и близко контактирующий с Алиевым. Есть еще один заместитель генпрокурора и еще несколько должностей того же, невысокого уровня. При разделе постов после выборов Рахата и Даригу, прямо скажем, откровенно «обделили». Не удалось пока усилить позиции и в экономическом блоке: контроля над какими-либо серьезными сырьевыми проектами нет. Одновременно, сохранилось, не смотря на уход из «КазМунайГаза», влияние Тимура Кулибаева, который вместо того, чтобы оказаться в ссылке в каком-нибудь посольстве, стал де-факто руководителем госхолдинга «Самрук».

Все это сыграло определенную роль в том давлении, которое сейчас СМИ, упорно приписываемые «дуумвирату», оказывают на различные крупные фигуры в политическом классе РК в связи со злодейским убийством Сарсенбаева.

Причем, например, сама Дарига Нурсултановна уже высказалась в том смысле, что часть руководства страны насквозь прогнила, аморальна и коррумпированна (естественно, за исключением главы государства, которого, по мнению Дариги, «мы должны поддержать» и, прямо таки, спасти от дурного влияния).

Однако, информкартина, складывающаяся вокруг расследования убийства в последнюю неделю, четко демонстрирует цели и задачи подлинных заказчиков.

Ведь сам характер такого преступления, по общему мнению, говорит о том, что убийство было политическим, и, значит, преследовало некие цели. Они становятся все более ясными. Это – дискредитация и отставка Нуртая Абыкаева, Нартая Дутбаева, других руководителей КНБ, с одновременным ударом по позициям «среднего зятя» Тимура Кулибаева и близкого ему и.о. главы госхолдинга «Самрук» Карима Масимова и – в определенной степени – «завсегдатая» президентской администрации Марата Тажина. «Слив компромата» идет через СМИ группы Дариги - Рахата и под ударом сейчас именно люди главы Сената (и, по Конституции, второго, после президента, лица в стране) Абыкаева: Н. Дутбаев, Е.Утембаев, командующий спецподразделением «Арыстан» С.Койбаков. Глава МВД Мухамеджанов фактически монополизировал расследование и милиция сейчас с почти нескрываемым удовольствием «мочит» чекистов (все эти годы «комитетчики» ловили «оборотней в погонах» в МВД, а теперь есть возможность отыграться сразу на несколько лет вперед). Началась пока еще «холодная», но война между различными силовыми структурами. В ход идут разнообразные ухищрения со слежкой и «прослушкой» не только оппозиции, редакций и журналистов, но и бывших коллег по обеспечению безопасности страны, в одночасье ставших врагами из другого лагеря. В этом случае нельзя исключить появления новых жертв, но теперь уже жертв противостояния групп влияния.

Какую же угрозу представляют собой данные фигуры для своих противников?. Во-первых, Абыкаев до последнего времени рассматривался как основной кандидат в «преемники», не от «семьи». «Верный Нуртай» известен в РК как наиболее доверенное президенту лицо, предсказуемый, опытный и «тяжеловесный» политик, который имел серьезное влияние практически на всю высшую казахстанскую бюрократию. Во-вторых, именно Абыкаев в альянсе с «тихим» Тимуром Кулибаевым, а также Тажиным и покойным Сарсенбаевым в конце 2001 года сыграли основную роль в сложении единого «антирахатовского» фронта. В результате страна получила несколько лет политической стабильности. Той самой, которая сейчас опять начинает потихоньку улетучиваться.

Победа группы Назарбаевой – Алиева многих в РК пугает тем, что если эти двое или их ставленник придут к власти, то будет повторение того, что многие называют беспределом, творившимся в 2000–2001 годах. Безусловно, у многих отберут бизнес. Причем есть такие группировки, у которых отнимут бизнес при любом изменении на высшем этаже власти. В стране нет свободных активов, которые можно отобрать и поделить. В этом смысле собственность, принадлежащая, например, «Евразийской группе» - «алюминиевым королям» Машкевичу - Ибрагимову - Шодиеву, представляет собой очень «сладкий» кусок.

И вот ситуация меняется – сначала убивают их давнего и непримиримого врага Сарсенбаева, потом уходит в отставку Дутбаев, а следствие подкапывается к окружению Абыкаева и Кулибаева. Дарига не сходит с экранов с различными заявлениями, а ее супруг обещает подать в суд на всех, кто сомневается в его абсолютной непричастности к убийству Сарсенбаева.

Если сейчас Абыкаева отправят в почетную отставку, конечно же, по собственному желанию, тогда понятно, что влияние «тандема» усиливается. Выбивается фигура, которая могла бы сплотить самые разные группы и кланы в единый фронт, чтобы противопоставить что-то наступлению этой двойки.

Однако «сильные люди» не учитывают одного важного обстоятельства: убийство по политическому мотиву (можно много говорить о «личной неприязни» и «кредите в 60 тыс. долларов» для киллеров, но кто этому поверит?) и всплеск информационной войны означают крах всего того позитивного, что усердно создавал в стране лично президент Назарбаев.

Какова сейчас позиция Нурсултана Назарбаева – сказать трудно. Все будет зависть от того, как будут в дальнейшем разворачиваться события. Скорее всего, сейчас мы увидим, как будет складываться новый «антирахатовский блок».

Угроза для Нурсултана Абишевича после переизбрания исходит не от вечно стесняющейся оппозиции, а от кланов и группировок, окружающих его, которым он вынужден постоянно доказывать, что «рукопожатие крепкое». В этом плане убийство Сарсенбаева, кто бы его ни совершил, может не только нарушить хрупкое, складывавшееся годами, перемирие между разными внутриэлитными (в том числе и «семейными») силами, но и поставить под сомнение способность Назарбаева выступать гарантом соблюдения правил политического поведения. Ведь краеугольным камнем его политики является именно стабильность на всех уровнях. Поэтому, не в меру активизировавшейся родне, должна грозит хорошая взбучка от «папы».

Убийство Сарсенбаева, если даже и не имело отношения к борьбе вокруг «преемника», то, по крайней мере, обостряет ее, повышает ставки в начинающейся схватке за наследство Назарбаева. Теперь цена вопроса – не просто кресло президента или защита бизнеса, а жизнь и благополучие близких. Убийство Сарсенбаева, в любом случае, меняет сам стиль и характер борьбы за власть. Если раньше кланы боролись за влияние на Назарбаева, то теперь цели и задачи меняются. Отныне политическая борьба в стране станет еще более бескомпромиссной и жесткой, чем раньше.

Сложившаяся сейчас ситуация – очень серьезное испытание для Назарбаева. Поэтому те, кто отрицает наличие политического кризиса в стране, неправы. Это преддверие кризиса, который будет разворачиваться дальше, по мере того как Назарбаев будет все больше восприниматься элитами как «хромая утка». Собственно говоря, это уже происходит. Его длительное отсутствие в стране и молчание многие истолковывали как потерю влияния, как реализацию «сценария Фороса». По Астане и по Алма-Ате поползли слухи, что президент якобы не управляет страной и якобы он уже превратился в «английскую королеву». Распространение таких слухов уже само по себе свидетельствует о том, что в государственном аппарате управления страной во главе с президентом наметился сбой. Пока не стоит говорить о кризисе всей властной системы, но о том, что это преддверие кризиса, говорить уже можно наверняка. Отличие президента Нурсултана Назарбаева от английской королевы одно, но зато очень существенное: институт монархии в Великобритании хоть и является скорее имиджевым, чем политическим фактором, не ставится всерьез под сомнение. Равно как и фигура самой королевы. В Казахстане подобных традиций нет.

 Автор - начальник отдела Средней Азии и Казахстана Института стран СНГ

Арабески Специальный проект GlobalRus.ru©2006.
При перепечатке и цитировании ссылка обязательна.